Понедельник, 05.12.2016, 11:28
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS

ПОЖИЗНЕННЫЙ ЧЕМПИОН ШМЕЛИНГ

   До немца Макса Шмелинга не было боксера, который пережил свой звездный час через несколько лет после того, как потерял чемпионский титул. Собственно, такого странного чемпионства, как у него, в истории бокса, пожалуй, больше не встречалось. Он родился в 1905 году в Германии. Недолгое время выступал в любителях, но неудачно. В 1924 году перешел в профессионалы. В 1925-м во время недолгого пребывания Джека Дем-пси в Германии провел с ним двухраундовый демонстрационный бой. В том же году был нокаутирован во втором раунде заезжим американцем Лэрри Гейнсом. После этого выступал достаточно удачно. Стал чемпионом Германии и Европы в полутяжелом весе. В 1928 году Шмелинг перебрался в Америку, где сумел заинтересовать собой известного менеджера Джо Джекобса. Свое дело Джекобе знал хорошо и умел раскручивать даже таких темных лошадок, как этот заезжий немец. В результате, проведя с ноября 1928 до конца 1929 года всего пять боев с довольно осторожно подобранными соперниками, троих из которых он победил нокаутом, а двоих — по очкам, Шмелинг стал одним из главных претендентов на бой за вакантный титул чемпиона мира в тяжелом весе. Другим, гораздо более логичным кандидатом на это звание был американец литовского происхождения Джек Шарки (настоящая фамилия Жукаускас), который имел в активе бой с Джеком Демпси. Напомню, действуя тогда на грани фола, эксчемпион мира нокаутировал Шарки в седьмом раунде в тот момент, когда он обратился к рефери, жалуясь на то, что Демпси постоянно нарушает правила. 12 июня 1930 года в Нью-Йорке между Шмелингом и Шарки наконец-то состоялся бой, который должен был выявить нового чемпиона мира в тяжелом весе. Макс впервые столкнулся с соперником такого уровня, и это очень чувствовалось в его действиях. Его коронный правый кросс рассекал главным образом воздух, а не столь сильные, но зато точные удары Шарки постоянно достигали цели. После трех раундов зрительский зал и журналисты настроились на победу Шарки, но в четвертом произошел эпизод, перевернувший карьеру обоих боксеров. Шарки приготовился нанести удар левой по корпусу, но в этот момент Шмелинг сам начал атаку левым боковым. Шарки резко уклонился вниз и влево, чему способствовала обвившаяся вокруг его шеи тяжелая рука Шмелинга. Тем временем левая рука самого Шарки «выстрелила». Однако из-за того, что Макс сильно пригнул его к земле, рука Джека «стартовала» из значительно более низкого положения, чем предполагалось, и соответственно удар пришелся тоже значительно ниже цели: не в печень, куда целил Шарки, а в пах. Шмелинг упал как подкошенный и не мог встать. Его секунданты отнесли его в угол. В нашей боксерской литературе почему-то часто утверждалось, что Макс симулировал, но это могли написать только люди, не видевшие этот бой. Шарки вложился в этот удар полностью, и никакой другой реакции со стороны Шмелинга просто не могло быть. Шарки был дисквалифицирован, а Шмелинг объявлен победителем. Известный тогда журналист Питер Уилсон так написал об этом событии: «Шмелинг стал первым человеком в истории, названным лучшим бойцом в мире, в то время как он крепко сидел на полу и в вертикальное положение его можно было привести только домкратом». Из-за обстоятельств, при которых титул чемпиона мира в тяжелом весе достался иностранцу Шмелингу, в Америке к этому отнеслись на удивление легко. К тому же в стране свирепствовал жесточайший кризис, и людям в кои-то веки вообще было не до национальных символов. Не очень обратили внимание и на то, как Шмелинг через год нокаутировал американца Янга Стриблинга, так как Шарки его тоже побеждал. Все ждали матча-реванша. Он состоялся 21 июня 1932 года. В Америке полагали, что справедливость в лице Шарки без труда восторжествует, но здесь произошла осечка. За время пребывания в Америке Шмелинг очень вырос как боксер, а Шарки остался таким же, каким был. В результате, по мнению большинства независимых экспертов, немец выиграл как минимум 9 раундов из 15 и совершенно спокойно ожидал заслуженной победы. Но не дождался. Судьи оказались морально не готовы к тому, чтобы признать поражение американца в бою против иностранца, и отдали победу Шарки. Вот, собственно, и вся довольно скромная чемпионская история Макса Шмелинга. Через год его ждало поражение от будущего чемпиона Макса Бэра, а через три года высочайший триумф его жизни — победа над великим Джо Луисом. В 1938 году, проиграв Луису матч-реванш, Шмелинг практически ушел из большого бокса. Однако главную победу своей жизни Макс одержал не на ринге, и, что самое удивительное, в течение 61 года никто, кроме нескольких человек, не знал о ней.

   В 1933 году к власти в Германии пришли фашисты. Шмелинг их не любил, но, как настоящий немец, не мог представить себе, что покинет свою страну. Однако от членства в нацистской партии, которое ему настоятельно старались навязать, он уклонился. Тем не менее против своей воли он стал символом нацистской Германии, чему его колоссальная популярность на родине только способствовала. В Америке отношение к нему, до того более чем благожелательное, резко испортилось. До Штатов дошли слухи о преследованиях евреев в Германии, и именно поэтому еврей Макс Бэр с таким остервенением избивал Шмелинга в 1934 году. В 1936 году Шмелинг неожиданно победил Джо Луиса, и Геббельс на этом основании раскрутил очередную истерику о превосходстве арийской расы. Джо прекрасно понимал, что Шмелинг не имеет к этому отношения, он вообще прекрасно относился к Максу, но это не помешало ему чуть не убить его в матче-реванше в 1938-м, после чего Шмелинг вернулся в Германию. После войны он сумел реабилитироваться в глазах союзников, но все же отношение к нему в Америке было весьма сдержанным, причем и через тридцать, и через сорок лет после войны. А в 1989 году довольно крупный бизнесмен Генри Левин рассказал о том, как 9 ноября 1938 года во время грандиозного еврейского погрома, вошедшего в историю под названием Хрустальной ночи, Макс Шмелинг спас от нацистов всю его семью. Он принял их всех в своем доме и скрывал три дня, а потом помог уехать из Германии. Сказать, что это произвело впечатление разорвавшейся бомбы, значит ничего не сказать. Люди по обе стороны океана были просто в шоке: почему Шмелинг • все эти годы скрывал такой факт своей биографии и почему Левин не рассказал все это раньше? Оказывается, Шмелинг строго-настрого запретил ему рассказывать об этом, но Левин, которому уже самому было около 70, сказал, что не хочет унести эту историю с собой в могилу, и нарушил запрет. В штате Невада было устроено грандиозное празднество в честь Макса Шмелинга. Когда он вошел в огромный зал, где собралось 1800 человек гостей, все встали и зааплодировали. Шмелинг был, по собственному признанию, смущен и счастлив. Но Генри Левин не остановился на этом. Он открыл еще одну великую тайну Макса Шмелинга. В 1981 году умер Джо Луис. Шмелинг позвонил Левину и попросил его передать вдове Луиса крупную сумму денег, что тот и сделал. Принимая их, вдова сказала: «Ах, это опять от Макса!» «Что значит — опять?» — спросил Левин. «Господи, Генри, вы же знаете, как нелегко мы жили последние годы. И как вы думаете, кто нам все это время помогал деньгами и всем чем только можно? Конечно, Макс». В 1995 году, поздравляя Макса Шмелинга с 90-летием и рассказывая эту историю по телевидению еще раз, Генри Левин сказал: «Макс Шмелинг был чемпионом не только в 1930 году или в 1932-м. Он был чемпионом всю свою жизнь». Сейчас, в 2003 году, Макс Шмелинг еще жив, и дай Бог ему здоровья.


Майк Тайсон